материалы - Статьи

Военная ядерная программа Ирана: потенциал есть, а движения нет

Военная ядерная программа Ирана: потенциал есть, а движения нет
Key words:

Развитие собственной атомной энергетики Ираном стало ключевым поводом для нынешнего военно-политического кризиса в Персидском заливе. 8 мая 2018 года президент Дональд Трамп вывел Соединенные Штаты из международного соглашения по ядерной программе Ирана — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД, JCPOA), фактически санкционированного резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН.

26.07.2019 | Источник

СВДП закрывал возможности создания Ираном ядерного оружия на основании его программы мирного атома. Трамп объявил, что все санкции США против Ирана будут восстановлены с 4 ноября 2018 года, что и было выполнено. С начала мая 2019 года против нефтяного экспорта Ирана американцы ввели новые ограничения, сопроводив их военной демонстрацией. Последовавшие провокации подняли градус эскалации конфликта. На этом общем фоне встает вопрос, что собственно не так с ядерной программой Ирана и каковы иранские возможности создания собственного ядерного оружия?

По определению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 года, государство, обладающее ядерным оружием — это «государство, которое произвело и взорвало ядерное оружие или другое ядерное взрывное устройство». Следовательно, чтобы стать ядерной державой, с точки зрения международного права, Ирану необходимо произвести и испытать ядерное взрывное устройство. Соединенные Штаты и их союзники утверждают, что Иран с его мирной ядерной программой, возможно , преследует цель создания ядерного оружия. В действительности же, отличить мирную ядерную программу от программы создания ядерного оружия весьма сложно, поскольку многие ядерные технологии имеют двойное назначение. Кроме того, военные ядерные программы могут сосуществовать с гражданскими программами без определенного правительственного решения о производстве ядерного оружия. Так, например, главной целью мирной ядерной программы должно стать производство электроэнергии на основе преобразования атомной энергии, побочным результатом которого становится выработка плутония. Производство ядерного оружия становится как бы побочным эффектом от использования мирного атома.

Ядерная программа Ирана стартовала при помощи самих США в 1950-х годах. В Тегеране был построен по американскому проекту и запущен в 1967 году Тегеранский исследовательский реактор. На протяжении 1970-х годов в Иране при шахском режиме осуществлялась амбициозная атомная энергетическая программа. По ней к 1994 году планировалось построить в Иране от 10 до 20 ядерных реакторов с тем, чтобы производить более 20 тыс мегаватт электроэнергии. В 1975 году в Бушере западногерманским концерном Kraftwerk Union из группы Siemens было начато строительство первой иранской АЭС с двумя энергоблоками. Тогда же в практическую плоскость в Иране были поставлены: поиск урановых месторождений на территории страны, добыча урановой руды, вопросы обогащения и переработки урана для топлива будущих иранских АЭС. В этот период Соединенные Штаты были готовы поставлять Ирану технологию переработки урана. США даже собирались построить в Иране новейшую экспериментальную установку по обогащению урана с использованием лазеров.

Развитие ядерной энергетики в Иране было оформлено на международном правовом уровне. В 1968 году Иран присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Государства-участники ДНЯО были обязаны заключить соглашение о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ. Тегеран заключил такое соглашение в 1974 году. В этом же году для нужд иранской атомной программы в стране была создана Организация по атомной энергии Ирана.

Однако уже в середине 1970-х годов американская разведывательная служба в своих отчетах заподозрила, что Иран под прикрытием развития ядерной энергетики и при передаче американских ядерных технологий может развивать собственную ядерную военную программу. В отчете ЦРУ 1975 года было определено, что Иран имеет потенциал для создания собственного ядерного оружия в течение ближайших десяти лет.

Сразу же после исламской революции 1979 года Иран отменил свою ядерную программу, но потом вновь ее запустил в 1982 году на фоне начавшейся войны с Ираком, что выглядело подозрительных для внешнего наблюдателя. С этого времени Иран начал эксперименты, связанные с обогащением урана, производством тяжелой воды и изготовлением топлива для ядерных реакторов. Разведка США квалифицировала все эти действия как потенциальную «угрозу распространения». В отчетах ЦРУ утверждалось, что ядерная программа Ирака «предназначена для обеспечения возможности разработки ядерных взрывчатых веществ в будущем». Стало известно, что, начиная с конца 1980-х годов, иранская ядерная программа координировалась организациями, непосредственно связанными с министерством обороны Ирана.

Доклад ЦРУ 1986 года прогнозировал развитие Ираном программы создания собственных баллистических ракет большой дальности для доставки до цели ядерных боеголовок. С конца 1980-х годов Иран действительно запустил большую военную программу по разработке баллистических ракет и крылатых ракет. Резолюция 1929, принятая Советом безопасности ООН в июне 2010 года, содержит требование к Тегерану воздерживаться от «любых действий, связанных с баллистическими ракетами, способными доставлять ядерное оружие». Однако сами по себе ракетные программы Ирана не являются доказательством или подтверждением наличия у него программы по созданию ядерного оружия. В настоящее время представители США и Великобритании признали, что разработка и строительство иранских баллистических ракет не связаны с военной ядерной программой Ирана.

Тем не менее, в отчете американской разведки за 1995 год констатировалось, что Иран «настойчиво стремится к созданию потенциала ядерного оружия и, если ему будет оказана значительная иностранная помощь, то он сможет произвести это оружие к концу десятилетия». В ЦРУ тогда признали, что соседний Пакистан — самая сильная мотивация для развития собственных военных ядерных возможностей Ирана. В середине 1990-х годов израильские разведывательные службы также обнаружили иранские усилия в направление создания ядерного оружия.

В то время некоторые эксперты утверждали, что на начальном этапе вместо того, чтобы самим производить расщепляющиеся материалы для ядерного оружия, иранцы могли получать такие материалы из иностранных источников. О возможных полученных объемах ничего не известно. Но в 1996 году в свидетельских показаниях Конгрессу тогдашний директор ЦРУ Джон Дойч рассказал об усилиях Ирана по приобретению расщепляющихся материалов, годных для производства ядерного оружия, в странах бывшего Советского Союза. Так, например, иранские агенты несколько раз связывались с руководителями ядерных объектов в Казахстане, пытаясь приобрести у них расщепляющиеся материалы, годные для создания ядерного оружия. В 1993 году трое иранцев были арестованы в Турции при попытке получения ядерных материалов от контрабандистов из стран бывшего Советского Союза.

Одновременно были вскрыты многочисленные случаи приобретения или попыток приобретения иранцами оборудования для атомной промышленности под прикрытием или по нелегальным цепочкам. В рассекреченных документах пограничного управления Канады утверждалось, что иранские фирмы пытались приобрести оборудование в Канаде или через канадское посредничество в США для иранской ядерной программы. Иран создал подставные компании в Турции для получения оборудования для своей ядерной отрасли. Аналогичные подходы иранцев к чешским производителям были вскрыты в Чехии.

С одной стороны, действия Ирана по сокрытию своей ядерной деятельности и тайные действия за рубежом для ядерной программы, включая контрабанду и приобретение технологий через посредников, создавали подозрения в отношение истинных целей иранцев. С другой — подобные действия иранцев были прямым результатом американских санкций, наложенных на Иран.

В 1980 году из-за начавшихся санкций США против Ирана германская компания Kraftwerk Union остановила работы по строительству АЭС в Бушере при готовности первого энергоблока в 85%, а второго — в 50%. В 1995 году Иран возобновил строительство этой АЭС, на этот раз по российскому проекту.

Во время строительства АЭС в Бушере до 2002 года Соединенные Штаты упорно требовали от Москвы завершить проект, ссылаясь на опасения, что АЭС будет использоваться в иранской программе создания ядерного оружия, предоставив доступ к ядерным технологиям и для наработки опыта.

В июне 2003 года тогдашний заместитель госсекретаря по международной безопасности и контролю над вооружениями Джон Болтон на слушаниях в Комитете по международным отношениям Палаты представителей Конгресса заявил, что Иран может создать более 80 ядерных боеприпасов из отработанного топлива АЭС в Бушере за пять-шесть лет работы объекта, при условии доступа к достаточному количеству топлива и выходе из ДНЯО. В 2008 году преемник Болтона в этой должности Джон Руд утверждал, что отработанное топливо на Бушере будет содержать плутония для 50 или 60 единиц ядерных зарядов. Однако, заметим, у Ирана до сих пор нет перерабатывающих мощностей для технологической операции по выделению плутония. Правда, в 2003 году Тегеран признался МАГАТЭ, что в Иране занимались экспериментами по получению плутония.

В 2002 году официальные лица США заявили, что Вашингтон откажется от публичных возражений, если Россия предпримет шаги по снижению рисков, связанных с проектом АЭС в Бушере. Последовавшее соглашение от 2005 года обязало Иран возвращать отработанное ядерное топливо в Россию. Эта мера призвана воспрепятствовать иранцам выделять плутоний из отработанного топлива. После запуска АЭС в 2010 году с 2012 года Россия забирает к себе отработанное ядерное топливо для переработки.

В 2005 году Москва и Тегеран также заключили соглашение о том, что Россия будет поставлять свое топливо для АЭС в Бушере в течение 10 лет после запуска АЭС. В 2014 году между Ираном и Россией велись какие-то переговоры о передаче технологий для производства топлива для АЭС в Бушере самими иранцами. Потенциально это создает возможность иранцам действовать в направление создания урановой бомбы.

Первый энергоблок в Бушере был запущен в 2010 году. Дальше Тегеран заявил о планах строительства новых ядерных энергоблоков с тем, чтобы в течении последующих 20 лет довести выработку электроэнергии в стране до 20 тыс мегаватт. 11 января 2016 года представитель иранской Организации по атомной энергии подтвердил этот план, указав на достижение рубежа в 12 тыс мегаватт к 2025 году.

В рамках этих планов в ноябре 2014 года Иран и Россия подписали контракт на строительство двух дополнительных блоков для АЭС в Бушере. Строительство началось в сентябре 2016 года и ожидается, что оно продлится 10 лет. В 2015 году иранское официальное лицо сообщило, что Иран вел переговоры с Китаем о строительстве двух АЭС мощностью в 100 мегаватт.

Официальной заявленной целью мирной ядерной программы Ирана является сокращение собственного потребления нефти и газа для расширения экспортных возможностей по ним. Но многие западные наблюдатели ставят под сомнение потребность Ирана в ядерной энергии, указывая на обширные запасы нефти и газа в этой стране. Однако на дело можно посмотреть и так: проводимая революционная модернизация Ирана определяет выход на самые передовые технологические рубежи.

Будущие атомные энергетические станции Ирана нуждаются в ядерном топливе. Многие страны, имеющие ядерные энергетические реакторы, закупают ядерное топливо у иностранных поставщиков, но Иран собирается сам производить его. И это выглядит подозрительным для противников Ирана.

Иран заявил, что намерен производить низкообогащенный уран для своих запланированных к постройке ядерных энергетических реакторов, а также для Тегеранского исследовательского реактора и других запланированных будущих исследовательских реакторов. Исследовательские реакторы будут использоваться для производства изотопов для целей медицины и других отраслей народного хозяйства.

Иран выражает заинтересованность в приобретении ядерного топлива для своих реакторов у других стран, но при этом утверждалось, что страна должна обладать собственными мощностями для переработки в качестве страховки от возможных перебоев с поставками топлива из-за рубежа. Последний довод выглядит вполне убедительно в свете политики западных санкций против Ирана после 1979 года.

Однако одновременно именно производство урана или плутония — является ключевым шагом в деле создания ядерного оружия. Получение расщепляющегося материала рассматривается как самая трудная задача в деле создания ядерного оружия. Известно, что Иран занимается обогащением урана, но нет подтвержденных фактов, что Тегеран в технологическом цикле обогащения предпринимал шаги, необходимые для производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия.

Главным источником беспокойства в отношение возможности создания Ираном ядерного оружия стали построенные на иранских обогатительных фабриках газовые центрифуги. Газовые центрифуги обогащают уран, вращая газ гексафторид урана на высоких скоростях. Подобные центрифуги могут производить как низкообогащенный уран, который может быть использован в качестве топлива в ядерных энергетических реакторах, так и высокообогащенный уран-235, который является одним из двух типов расщепляющихся материалов, используемых в ядерном оружии. Высокообогащенный уран также может быть использован в качестве топлива в некоторых типах ядерных реакторов. Используемый в ядерном оружии высокообогащенный уран обычно содержит около 90% урана-235, тогда как используемый в ядерных реакторах низкообогащенный уран содержит менее 5% урана-235. МАГАТЭ утверждает, что в Иране занимались экспериментами по обогащению и конверсии высокообогащенного урана.

Кроме того, в рамках технологической цепочки в Иране построена установка по конверсии урана, которая превращает концентрат урановой руды в несколько соединений, включая гексафторид урана, используемый для обогащения на центрифугах.

По оценкам экспертов, на момент вступления в силу СВПД в январе 2016 года Иран имел 10,3 тонны гексафторида урана с содержанием до 5% урана-235, что было достаточно при дальнейшем обогащении на центрифугах для создания восьми ядерных бомб.

Иран располагает действующими центрифугами для обогащения урана на ядерных объектах в Натанзе и Фордо. На главном объекте в Натанзе Иран начал обогащать уран с апреля 2007 года. Утверждают, что на объекте было установлено в общей сложности около 50 тыс центрифуг. По состоянию на 31 октября 2015 года, на этом предприятии было произведено 15,5 тонн гексафторида урана. При этом в наличии оказалось 8,3 тонны гексафторида урана, поскольку остальное было преобразовано в другие химические соединения.

Другая технологическая операция. В феврале 2010 года Иран начал обогащать уран до 20% урана-235 на своей новой установке в Натанзе. Официальные лица Ирана заявили, что этот обогащенный 20% уран должен служить топливом для исследовательского реактора в Тегеране.

В декабре 2011 года Иран начал обогащать уран до 20% урана-235 и на заводе по обогащению топлива в Фордо. Ядерный объект Фордо в подземном туннельном комплексе возле города Кум управлялся Корпусом стражей исламской революции (КСИР), а не Организацией атомной энергии Ирана. Это позволяло делать определенные выводы в отношение назначения этого объекта. 25 сентября 2009 года президент США Барак Обама заявил, что «размер и конфигурация этого объекта несовместимы с мирной программой». Наличие подобного объекта вызвало обеспокоенность, что в Иране могут быть другие тайные и скрытые ядерные объекты. Сами иранцы признали, что объект был скрыт под землей, чтобы защитить его от военного нападения.

Установки в Натанзе и Фордо произвели в общей сложности 447,8 кг гексафторида урана с содержанием до 20% урана-235. Этого количества при дальнейшем обогащении оказалось бы достаточно для производства двух ядерных бомб. МАГАТЭ для подобного количества ядерного сырья использует понятие «значительное количество». Для одной ядерной бомбы требуется 25 килограммов урана-235. При 90% содержании выходит примерно 27,8 кг. Правда, некоторые виды ядерного оружия могут быть разработаны с использованием меньшего количества урана-235.

В 2007 году Национальная разведка США указала на то, что Иран все еще сталкивался с существенными техническими проблемами при работе своих центрифуг. С того времени ситуация улучшилась, и Иран разработал и производит собственные центрифуги. В 2015 году в Иране на его обогатительных предприятиях было установлено около 19 тыс центрифуг для обогащения урана, из которых работало примерно 10 тыс.

В 2000-е годы США и их союзники использовали акты дезинформации, саботажа и диверсий против иранских центрифуг. В 2009 году американское издание New York Times сообщило, об акте саботажа американских спецслужб в отношение электрических систем, компьютерных систем и других сетей управления иранскими центрифугами. В 2010 году последовало сообщение о внедрении в иранские сети компьютерного вируса Stuxnet для атаки против центрифуг на обогатительных фабриках Ирана.

Теперь собственно о состоянии дел с исходным урановым сырьем для обогащения. У Ирана имеется урановая фабрика и шахта для добычи урановой руды возле Бандар Аббаса. Но в 2019 году официальные лица Ирана признали, что имеющихся у страны собственных урановых месторождений недостаточно для запланированной ядерной энергетической программы. Однако, согласно оценкам США, этих запасов вполне достаточно для производства 250?300 ядерных зарядов.

В ситуации заявленного дефицита собственного сырья Иран закупает большие партии уранового рудного концентрата за рубежом. Согласно отчету директора Национальной разведывательной службы Конгрессу за 2011 год, Иран «почти исчерпал» свои поставки импортного концентрата урановой руды. Очевидная причина этого — санкции. Но в конце декабря 2015 года Иран импортировал от 200 до 220 метрических тонн урановой руды. В феврале 2017 года Иран импортировал приблизительно 125 метрических тонн уранового рудного концентрата. В марте 2017 года иранские официальные лица подтвердили, что с момента заключения СВПД Иран ввез от 382 до 384 метрических тонн этого материала. Тогда было заявлено, что импортный концентрат урановой руды будет переработан в топливо для реакторов в Бушере.

Другим источником обеспокоенности в отношение возможной военной ядерной программы Ирана является получение плутония на построенном в Эраке реакторе на тяжелой воде. По сообщению МАГАТЭ, Иран начал эксплуатировать свою установку по производству тяжелой воды, расположенную недалеко от Эрака, в августе 2006 года. Из Тегерана утверждали, что этот реактор на тяжелой воде предназначен для производства радиоизотопов для медицинских нужд. Однако отработанное топливо подобных реакторов содержит плутоний, подходящий для использования в ядерном оружии.

По состоянию на июль 2011 года объект в Эраке был готов примерно на 75%. Его реактор, если бы он был построен и запущен, мог бы производить плутоний для производства одного или двух ядерных зарядов в год. Но для этого плутоний нужно было бы отделять от отработанного топлива. Повторим еще раз: мощностей для такой операции у Ирана нет.

Подведем итог. По признанию разведки США в 2007 году, Иран на тот момент уже обладал техническими, научными и промышленными возможностями для производства ядерного оружия. В феврале 2016 года тогдашний директор Национальной разведки Джеймс Клеппер подтвердил, что Иран «не сталкивается с непреодолимыми техническими барьерами для производства ядерного оружия». Но по оценкам правительства США в 2011 году, Иран все еще не освоил всех необходимых технологий для создания ядерного оружия. Правда, к этому времени, по отчету МАГАТЭ от ноября 2011 года, было заявлено, что эта организация располагает «достоверной» информацией о том, что Иран осуществлял деятельность, имеющую отношение к разработке собственно ядерного взрывного устройства. Изучался и специальный взрыватель для подрыва ядерного устройства. Работы продолжались в Иране до 2003 года и потом были остановлены политическим решением. Из президентской администрации США сообщили, что целью всей программы была разработка ядерной боеголовки для баллистической ракеты «Шахаб-3». Кроме того, в отчете МАГАТЭ от ноября 2011 года утверждалось, что Ирану получил информацию о конструкции ядерного взрывного устройства из Пакистана.

В 2011 году Иран учредил Организацию оборонных инноваций и исследований, которая, по утверждению госдепартамента США, в первую очередь отвечает за исследования в области разработки ядерного оружия. По заявлению израильской разведки в 2012 году, эта организация может сразу приступить к практической деятельности после государственного решения о создании ядерного оружия.

В 2012 году министр обороны США Леон Панетта заявил, что, если Иран решит создать ядерное оружие, то ему, вероятно, потребуется около года, чтобы создать бомбу, а затем, возможно, еще один-два года, чтобы создать носитель для нее.

В октябре 2013 года тогдашний заместитель госсекретаря по политическим вопросам Венди Шерман на слушаниях в сенатском комитете по международным отношениям утверждал, что Ирану потребуется до одного года для производства ядерного оружия, если об этом будет принято решение высшим руководством. При имеющихся у Ирана мощностях необходимое количество высокообогащенного урана было бы произведено за два-три месяца. После принятия в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий этот срок увеличивался до одного года. Но это, разумеется, при принятии руководством Ирана соответствующего решения. При этом наработка высокообогащенного урана не осталась бы незамеченной для МАГАТЭ при созданных СВПД механизмах контроля.

Иран остановил свою программу создания ядерного оружия, но его возможности для этого остаются открытыми. В этом и заключается главная претензия США и их союзников к программе мирного атома Ирана. Пока имеющийся технологический потенциал Ирана позволяет ему создать урановую бомбу. Утверждают, что для накопления нужного количества высокообогащенного урана-235 потребуется один год. Что касается плутониевой бомбы, то Ирану необходимо создать производства по выделению плутония из отработанного топлива своих легководных реакторов. Проект реактора на тяжелой воде, вырабатывающего плутоний, закрыт. При этом не ясно, обладает ли Иран необходимыми знаниями и технологией для выделения плутония.

В январе 2019 года директор Национальной разведки США в очередной раз признал, что разведывательное сообщество США, по-прежнему, оценивает, что Иран в настоящее время не осуществляет ключевых мер по разработке ядерного оружия. Другие западные спецслужбы, в том числе и Израиля, согласны с этой оценкой своих старших американских коллег. Иран имеет потенциал, но не движется в этом направлении.

Но, помимо этого направления, Иран идет к другой военной программе с атомной энергетикой в ее основании. В декабре 2016 президент Ирана Хасан Роухани отдал распоряжение представить план «по проектированию и изготовлению атомной двигательной установки для использования в морских перевозках». В январе 2018 года Иран проинформировал МАГАТЭ о решении правительства «построить в будущем военно-морские ядерные движители».

EADaily