материалы

The American Spectator: Вашингтон недооценивает сближение России и Китая

The American Spectator: Вашингтон недооценивает сближение России и Китая
Key words:
Полный текст статьи доступен авторизованным пользователям.

В то время, как вашингтонские ученые и эксперты продолжают относиться к возможности союза Москвы в Пекина со скептицизмом, Китай и Россия объявили об еще одном совместном мегапроекте, который поможет ускорить формирование того, что многие называют "евразийским суперконтинентом". 

23.07.2019 | Источник | Эрик ХЗМАЛЯН, The American Spectator

В то время, как вашингтонские ученые и эксперты продолжают относиться к возможности союза Москвы в Пекина со скептицизмом, Китай и Россия объявили об еще одном совместном мегапроекте, который поможет ускорить формирование того, что многие называют "евразийским суперконтинентом".  С точки зрения американцев, исторические обиды, пограничные войны и непреодолимое недоверие между двумя евразийскими державами являются неизбывными факторами, которые непременно приведут к ухудшению отношений Кремля с Коммунистической партией Китая. Однако очевидно, что квази-союз России с Китаем стал обоюдоострым мечом. С одной стороны, Кремль использует Пекин в качестве противовеса против Соединенных Штатов и Японии; отсюда продажа сложных истребителей-невидимок, в том числе самолетов Су-35 и современных подводных лодок класса Кило в Китай. С другой стороны, россияне скомпрометировали свое влияние в Центральной Азии, по сути, предоставив Пекину неограниченный доступ к ресурсам региона, что позволило Китаю занять стратегическое положение в районе, центральном для его обственной безопасности. Добавьте к этому гениальный реверс-инжиниринг Китая, нацеленный на российские военные технологии и его растущее экономическое влияние на российском Дальнем Востоке.

Между тем, многие американские комментаторы не признают, что Россия и Китай помнят о стратегическом рычаге, который их конфликт создал для Соединенных Штатов во время холодной войны. Ни Москва, ни Пекин, не готовы дать Вашингтону еще один козырь для маневра в геополитическом треугольнике. Слишком долго американцы сосредотачивались только на трудностях московско-пекинских отношений, в то же время в значительной степени игнорируя стимулы, которые объединяют эти две державы. Одним словом, в ближайшие десятилетия не будет еще одного "китайско-советского раскола", который Вашингтон мог бы использовать.

Помимо присоединения к китайской сети 5G, россияне позиционируют себя как связующий мост между Китаем и Европой. Недавнее объявление о создании трансконтинентального маршрута – шоссе "Меридиан" – нацелено именно на это. Магистраль станет важным вкладом в Китайскую инициативу "Один пояс, один путь", поскольку российская часть дороги начинается на границе с Казахстаном и заканчивается в Беларуси, создавая более короткий маршрут между Поднебесной и Старым Светом. Идея создания такое трассы принадлежит бывшему заместителю председателя правления "Газпрома" Александру Рязанову, который полагает, что строительство обойдется примерно в 9 млрд, а прибыль проект начнет приносить примерно через 14 лет.

Как сообщает российская медиагруппа РБК, "Меридиан" будет представлять собой соответствующую европейским стандартам четырехполосную платную автомагистраль с отправной точкой в ??Оренбургской области близ Казахстана. Уже одобренная российским премьер-министром Дмитрием Медведевым, 2000-километровая автомагистраль станет детищем "Российской холдинговой компании", согласно сообщениям "Взгляда", компания приобрела 80% коридора, в котором будет построена трасса. Хотя проект является частной инициативой, российские государственные органы, такие как Министерство финансов и Министерство экономического развития, помогают компании найти дополнительных инвесторов.

Участие России в возведении автомагистрали, которая, согласно планам, протянется от Китая до немецкого Гамбурга, является частью более масштабного процесса развития, на который Соединенные Штаты не обращали особого внимания. Бруно Масас в книге "Пояс и путь: китайский мировой порядок" говорит о заявлении Путина и Си Цзиньпина от 2015 года, которое по существу связывало Евразийский экономический союз, возглавляемый Россией, с китайским проектом "Один пояс, один путь". Как пишет Масас, с самого начала предполагалось, что Москва не потерпит продвижения Пекина в Среднюю Азию, а Китай будет осторожничать, и не станет совершать радикальных шагов. Однако Москва, в конечном итоге, дала Китаю зеленый свет для проникновения в Центральную Азию и Грузию, а также для дальнейшей экспансии в Европу. Теперь Москва намерена напрямую влиять на межконтинентальные амбиции Китая.

Во время холодной войны американские политики были непреклонны в стремлении не допустить появления коммунистического гегемона, доминирующего на евразийском континенте. Эти опасения стали причиной прихода в Государственный департамент Пола Нитце, который впоследствии стал автором одного из самых важных документов, определявших политику холодной войны, меморандума NSC-68. Американцы знали, что если в Евразии будет доминировать единственная держава или коалиция держав, баланс сил неизбежно будет экспортирован в Западное полушарие, чему все американские государственные деятели категорически противились, начиная с момента рождения Республики. Благодаря энергичной дипломатии и двухпартийному консенсусу Соединенные Штаты смогли превратить сдерживание в одну из самых успешных американских внешнеполитических стратегий.

Безусловно, Россия уже не является коммунистическим государством, а Китай не ценит свои двусторонние отношения с Вашингтоном больше, чем отношения с Кремлем. Однако бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский любил предупреждать, что США следует избегать формирования "большой коалиции" между Москвой и Пекином, "основанной не на идеологии, а на взаимодополняющих обидах".

Именно этот сценарий реализуется на наших глазах сегодня. Как отмечает историк Стивен Коткин, ирония состоит в том, что хотя Москва отказалась стать младшим партнером Америки в эпоху после окончания холодной войны, она превращается в такого для Китая.

У США нет определенной политики в отношении России. Американский внутренний политический рынок поглощен вмешательством России в выборы 2016 года, породившим конспирологическую тему "Дональд Трамп – шпион". Поэтому между двумя странами не было никакого значимого взаимодействия.

В результате возникла ситуация с Китаем и Россией, она похожая на "холодную войну" с двумя фронтами: первым руководит администрация Трампа, а вторым – Демократическая партия. Хотя Россия, возможно, не является определяющим фактором в стратегии Америки в отношении растущей азиатской державы, Москва способна смягчить некоторые стратегические проблемы Китая.

Продолжая воплощать свой смелый план строительства военно-морского флота, Пекин одновременно строит железные и автомобильные дороги через Евразию. В условиях, когда победить в конкуренции в сфере морской торговли практически невозможно, Китай надеется смягчить свою уязвимость на морях, где американские и японские военно-морские флоты он воспринимает как грозных соперников – посредством континентальной экспансии. Именно здесь может быть полезна Россия.

Связывая Китай и Европу, Россия помогает Пекину перенести часть торгового оборота из морской зоны на континент. Самое главное, что увеличение китайской торговли в Центральной Азии и вокруг нее позволит завершить этап консолидации китайской границы, изолировав сепаратистские регионы, такие как Синьцзян, от политической поддержки извне.

Долгосрочная задача, которую должны решить США, заключается в уменьшении социально-экономического влияния Китая на Россию. Как предупреждает аналитик в сфере геополитики Брэндон Вайхерт, Китай, искусно "подчинив себе Россию", может превратиться в еще более жесткого конкурента, который заставит США приспосабливаться к своему глобальному влиянию.

Если паневразийское видение Пекина станет реальностью, Соединенные Штаты столкнутся с ситуацией, которой раньше не было. В то время как такие страны, как Индия, продолжают сопротивляться расширению Китая, балансируя с чрезвычайной осторожностью, Россия, похоже, скатывается на орбиту Пекина.

Вот что должно беспокоить американцев в долгосрочной перспективе: возникновение Евразии, связанной портами, железнодорожными путями и автомагистралями, простирающимися от отдаленных уголков Азии до Западной Европы, где доминирует Китай.

Оригинал –  Эрик ХЗМАЛЯН, The American Spectator

Перевод – UAINFO